Первый и последний раз в Париже: крик души от первого лица

Картинки по запросу париж азиаты

 

Встретил сейчас в Домодедово своего знакомого, они с женой из Руасси прилетели. Она где-то там в очереди на регистрацию домой, а он сидит разутый и пальцы на ногах какой-то белой изолентой заматывает.
— Ну, как тебе, — говорю, — Саня, Париж, впервые там были?
— И в последний, — мрачно кивнул Саня и буквально за пять минут на чистом клоачном сообщает мне все свои сложные впечатления, транслирую:
— Короче, поселились мы с супругой на правом берегу, в пятизвёзднике у Оперы, да и как пятизвёздник, дом-то старый, лестницы узкие, лифты крошечные, до интима тесные, персоналу на тебя плевать, не нравится - оревуар, подушки нормальные так и не выпросили, после тайско-турецких пятёрок контраст крайне драматический.

Портье в первый же вечер порекомендовал мишленовский ресторан поблизости, отдали за ужин с вином больше двухсот евров, а что ели путём и не поняли хотя официанты за спиной в стенку выстроились и хором чего-то картавили.

В итоге толком не наелись, купили на углу каких-то булок с травою, сточили, спать пошли.
Утром встали, прогуляться отправились - жуть! На тротуарах мусор, говны повсюду собачьи, арабьё у каждого кафе тучами, французы-чмошники мимо них по стеночке крадутся. Да и француженки, если честно, так себе дамы оказались.


До Монмартра дошли - вообще Черкизон, кругом ворьё, шмоток развалы, кебабы, секс-шопы, да парикмахерские эти африканские - овчарни!
В метро спустились, всё загажено, беженцы семьями по двадцать рыл и микки маусы в открытую бегают. До Эйфелевки доехали - металлолом, очередь под подолом отстояли с километр, поднялись, лифт как скотовозка, а город сам какой-то серый, дома вообще все одинаковые, ещё и дождик в табло мелкий, противный как аэрозоль.
На Елисейских вообще делать нехрен, цены конские, азиаты отарами, бомжары с собачками, да какие-то дебилы протестующие чуть ли не на каждом светофоре. Украшено, конечно, всё к Рождеству, но в Москве и покруче будет.


Мулен Руж вообще как-то не зашёл, хотя билеты купили самые дорогие на первые столики. Девки пляшут, рожи у всех эсэнгэшные, туфли стоптанные, костюмы драные, нитки торчат.
Пару дней на магазины убили, шанелей каких-то набрали, хрен знает, по-моему и дома такого уже полно, одно что моя бубнит про какие-то новые коллекции.
Экскурсии взяли, ну тоже так. Петергоф мне летом даже больше Версаля понравился. Замков кучу этих старинных объехали, всё обошли, ноги себе до мозолей стёр, а в голове только полный дурдом от ихних людовиков!


Он выбросил остатки изоленты в урну и вздохнул.
— Но, знаешь что... пару раз попадался к нам в группу один старикан. С Новосиба вроде. Сам он председатель тамошнего общества российско-французской дружбы. Говорливый такой, общительный, и с французами ля-ля-ля и нам всё про себя рассказывал.
В Париж припёр по какой-то чуть ли не курсовке, дорогу ему оплатили и месяц проживания в каком-то хостеле на окраине. Там в этом хостеле ему с утра дают круассан с брикетиком масла и стаканчик сока. На обед он берёт вино из бакалеи за 0,8 евро, которым мясо при жарке поливают и этот их длинный багет. Полбутылки с половинкой багета он за обедом засаживает и остаток на ужин. Даже на метро ни разу не ездил, но весь Париж уже пешком истоптал, всё оббегал - площади, музеи, памятники, церкви, кладбища...
И что самое интересное - доволен как слон на водопое! Прям светится от счастья, хоть пня ему выписывай. Денег меньше чем у д’Артаньяна, а ему пофигу!

Саня натянул носок и обескураженно покачал головой:
— А тут по триста евро в день вваливаешь и на выхлоп ничего хорошего, с женой в этом Лафайете вдрызг посрались, не отдых, а мучение, в ресторанах жрать по сути нечего, мясо с кровищей устали жевать, одну шаурму и брали в конце, хожу, вон, еле-еле, видал чего мне эти лягушкины вместо пластыря в аптеке подсунули?
Он с трудом надел ботинок и снова помотал головой:
— А этот хрыч старый до сих пор поди как доберман по городу носится! И ведь счастлив... Обидно!
Позвонила жена и Саня, попрощавшись, захромал к стойке. Потом обернулся и повторил:
— Просто обидно, понимаешь?

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх