Свежие комментарии

  • Владимир Герасимов
    Все гадости про Грозного писали иностранцы.Да Карамзин по заказу Романовых которые в вергли страну в смуту.Сколько кр...Вот почему государю Ивану Грозному нужен памятник и не один
  • marat gleizer
    Все новости о военных назначениях и тому подобном проще всего было узнать на базаре!Самая секретная секретность. СССР. 1990 год
  • Игорь Петров
    Прикинь, все кто топит за дореволюционную Россию себя барьями и князьями мнят. И нет ни одного холопа. Хотя все как о...Вот почему государю Ивану Грозному нужен памятник и не один

Белый террор в Новороссийске. Газета «Правда», октябрь 1918 года.


«В газете «Курская беднота» приводится описание взятия Новороссийска белогвардейцами. Советские учреждения продолжали работать до последней минуты. В Новороссийске сосредоточены были все Советы Кубанской области, около 50-60 Советов.
Комендант города, бывший офицер, знал о приближении армии Деникина, но провокационно скрывал истину. За три дня до падения города им был издан приказ о проверке лиц, живущих по советским удостоверениям. Многие попались в эту ловушку. Впоследствии советских работников ловили по этим спискам.
В городе было до 2000 матросов, которых также ловили, раздевали и когда обнаруживали татуировку, - расстреливали. Многие комиссары покончили самоубийством, как комиссар юстиции и др.

В городе находилось около 8000 раненых красноармейцев. Вошедшие белогвардейцы, чтобы «не нервировать» население выстрелами, стали уничтожать раненых шашками, прикладами и штыками, сваливали их в товарные вагоны, вывозили за город и зарывали.
 

По отношению к китайцам, бывшим в Интернациональном полку, Деникин отдал приказ: «Все китайцы, почему-либо застрявшие в Новороссийке, подлежат военно-полевому суду». Их ловили, заставляли самим себе рыть себе могилы и расстреливали.
С рабочими расправлялись еще беспощаднее. Всего уничтожили до 12.000 человек. Удовлетворившись, наконец, этим, Деникин отдал приказ, что «все раненые красноармейцы, пришедшие с повинной, могут разъезжаться по домам, получив пропуск».
В царицынской газете «Солдат революции» сообщают подробности жизни в Новороссийске после занятия его Добровольческой армией.
Прежде всего, начались гонения на рабочих, женщин арестовывали даже за «стриженные» волосы, считая, что это верный признак принадлежности к коммунистам. Все тюрьмы буквально переполнены. Заключенных бьют и не дают пищи. В городе масса офицеров.
16 августа победителями был устроен роскошный обед, на котором с речью выступил генерал Покровский, указавший, что «безразлично от того - победят они или нет, они все равно будут довольны, ибо на страницы истории они попадут».
По этому поводу газета «Солдат Революции» замечает: русский пролетариат не может им обещать, что они попадут на желаемую «страницу мировой истории», но в список повешенных они занесены будут. За это можно ручаться, ибо жестокие репрессии по отношению к рабочим вызывают поголовное возмущение».


Могут, конечно, задать вопрос: «А если все это газетная пропаганда большевиков?». Да, с округленными, тысячными цифрами газетчики из «Правды» видимо немного подсуетились, но вот незадача - содержание статьи в «Правде» вполне совпадает с фрагментом из мемуаров одного из белогвардейцев, уроженца Новороссийска (Виллиам Г.Я. «Побежденные», глава из книги «Белые армии, черные генералы: мемуары белогвардейцев):
«Бурачек помолчал, потом опять начал рассказывать.
- Прогнали красных, - и сколько же их тогда положили, страсть господня! - и стали свои порядки наводить. Освобождение началось. Сначала матросов постращали. Те сдуру и остались: наше дело, говорят, на воде, мы и с кадетами жить станем...
Ну, все как следует, по-хорошему: выгнали их за мол, заставили канаву для себя выкопать, а потом подведут к краю и из револьверов поодиночке. А потом сейчас в канаву. Так, верите ли, как раки они в этой канаве шевелились, пока не засыпали. Да и потом на том месте вся земля шевелилась: потому не добивали, чтобы другим неповадно было.
- И все в спину, - со вздохом присовокупила хохлушка. - Они стоят, а офицер один, молодой совсем хлопчик, сейчас из револьвера щелк! - он и летит в яму... Тысячи полторы перебили...
Старший сын улыбнулся и ласково посмотрел на меня.
- Разрывными пулями тоже били... Дум-дум... Если в затылок ударит, полчерепа своротит. Одному своротит, а другие глядят, ждут.
- Добро управились, - снова продолжал Бурачек. - Только пошел после этого такой смрад, что хоть из города уходи. Известно, жара, засыпали неглубоко. Пришлось всем жителям прошение подавать, чтобы позволили выкопать и в другое место переложить. А комендант: а мне что, говорит, хоть студень из них варите. Стали их тогда из земли поднимать да на кладбище».
Но это еще не все. Вот еще один фрагмент, из книги Н.В. Воронович. «Меж двух огней» // Архив русской революции. Т. 7. Берлин,1922. C. 96-97.
«Кошмарные слухи о жестокостях добровольцев, об их расправах с пленными красноармейцами и с теми жителями, которые имели хоть какое-нибудь отношение к советским учреждениям, распространялись в городе Сочи и в деревнях.

Случайно находившиеся в Новороссийске в момент занятия города добровольцами члены Сочинской продовольственной управы рассказывали о массовых расстрелах без всякого суда и следствия многих рабочих новороссийских цементных заводов и нескольких сот захваченных в плен красноармейцев.
Расстрелы эти производились днем и ночью близ вокзала, на так называемом «Цемесском болоте», где осужденные административным порядком рабочие и красноармейцы сами себе приготовляли могилы.
На улицах города, среди белого дня расстреливались или, вернее, просто пристреливались, оставшиеся в Новороссийске после потопления Черноморской эскадры матросы. Достаточным для расстрела поводом служил выжженный порохом на руке якорь или донос какого-нибудь почтенного обывателя о сочувствии того или другого лица большевизму».
Подведем итоги. Да, «красный террор» был. И, как видим, господа офицеры, когда вошли в Новороссийск, отомстили морякам-черноморцам за их «веремеевскую ночь» с лихвой...
Но, тем не менее, нам прекрасно видно, что «белый террор» был однозначно масштабнее «красного» - не в силу доброты какой-либо из сторон, а чисто арифметически: белый террор нападал на социальные «низы», поэтому его количество жертв непременно больше.

И вот что еще. Сперва крестьянство Сочинского округа отнеслось к приходу добровольцев с полным равнодушием, а вот армяне, составлявшие в округе до 30 процентов населения и питавшие к грузинам национальную вражду, с радостью приветствовали их.
Однако вскоре равнодушие крестьян сменилось самой жгучей ненавистью к «кадетам» (название кадетов добровольцы на Северном Кавказе получили благодаря тому, что во время их владычества члены местных организаций «партии конституционных демократов» оказывали Деникину всемерную поддержку и назначались им на многие ответственные посты).
В конце концов, они написали «ОБРАЩЕНИЕ ЧЕРНОМОРСКИХ КРЕСТЬЯН К ВЕЛИКОБРИТАНСКОЙ, ИТАЛЬЯНСКОЙ, ФРАНЦУЗСКОЙ И СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКИХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ МИССИЯМ, НАХОДЯЩИМСЯ В Г.ТИФЛИС»: «...За время Советской власти на территории Черноморской губернии большевиками было расстреляно 87 человек (в Новороссийском округе - 78, в Туапсинском - 9, в Сочинском - 0).
За одинаковое по времени владычество Добрармии на той же территории расстреляно по приговорам военно-полевых судов и умервлещено без всякого суда более 900 человек, из них в Новороссийске более 800, в Туапсинском - около 60, и в Сочинском - около 40, преимущественно крестьяне.
 

Картина дня

))}
Loading...
наверх