Дагестанский Гамсутль : как останавливается время...

Одной из точек нашей поездки было заброшенный аул в горах Дагестана. Ну как, заброшенное... Нам сказали, что там живет один человек и он всегда рад гостям. А вообще, там очень красиво. Как тут не заехать? Правда нас предупредили, что автомобильной дороги в аул уже давно нет, последний километр (или чуть меньше) надо будет подниматься пешком.



Пока мы доехали, пока нашли дорогу... Мы поняли, что можем не успеть на закат. Пришлось срезать этот километр по тропинке и бежать напрямую в гору. Но оно того стоило!



1. Оставляем наш Шевроле в конце дороги. Когда-то на машине можно было подняться выше, почти к селу, но сейчас дорога разрушена.



2. Рядом паркуем Ниву. За вещи оставленные в машинах вообще не переживаем. Красть тут некому. Да и по законам гор тут не крадут. Вот в городе, да, надо быть осторожным. Пока уточняем маршрут, наш «механик» успевает разобрать что-то в Ниве и заняться профилактикой. Мы не вмешаемся — ему виднее :)


3. Взяв самое нужные вещи и гостинцы для единственного жителя — начинаем подъем. На другом склоне виднеется кочевье Хурутл. Вроде бы пару домов еще там живых.


4. Мы поднимаемся по тропинке, но тут понимаем, что на закат не успеваем. Берем низкий старт и бегом по склону.


5. Короткая остановка на пару вздохов и снова бегом. Высота, между прочим, уже почти 1400 метров.


6. Я, конечно, ошибся и выбрал самый крутой склон. Мои коллеги пыхтят где-то рядом. Доносятся легкие матерки, перемежавшиеся вздохами по поводу красоты и вопли, что держи штатив и камеру :) Все как обычно на съемках.


7. Так получилось, что в этот древний аул я вбежал один. Вбежал и замер. Время там остановилось. Ничего друго в мире не существовало. Только тишина (моих друзей уже не слышно), пустые стены и мертвые окна.


8. Много лет назад здесь находилось большое аварское поселение, высеченное из скал, самодостаточное и неуязвимое для завоевателей. Вокруг обрывы и только единственная узкая тропинка наверх.


9. В ауле были детский сад, школа, поликлиника и даже роддом. Было больше тысячи жителей.


10. Но со временем аул стал приходить в упадок и все потянулись за лучшей долей в города. Особенно молодежь. А старики дожили свой век у себя и тихо померли.


11. Сейчас остались лишь голые стены, немного домашней утвари и полное безмолвие. Если бы мы не знали, что тут есть еще один житель, то нам это даже в голову не пришло.


12. Тут жили целые поколения, занимаясь скотоводством и земледелием. Но сейчас здесь пустота.


13. Как таковой планировки нет — улочки расположены стихийно на склонах. Часто крыша домика была улицей. Сейчас крыш нет — только голубое пронзительное небо.


14. Многое разрушено... Пройдет еще какое-то время и следы аула будут стерты совсем.


15. В 2000 году здесь жило 245 человек. В 2010 — 10. В 2014 — 1.



16. В любой дом можно зайти... Все гостеприимно открыто.


17. Дома построены среди скал.


18. Грустно, конечно... После заката я гулял там, были очень странные мысли. Да и место... Не, не жуткое, а очень своеобразное.


19. Тогда в аул было протянуто электричество.


20. За дверьми давно уже ничего нет.


21. Остатки былого.


22. Кто знает, что это?


23. А вот и единственный жилой дом.


24. К нему ведет вот эта тропинка.


25. Абдулжалил Абдулжалилов. Когда-то он тоже уехал в город, потом вернулся. 9 лет назад умер второй житель (с которым они почти не общались) и он остался один.


26. Журналы, газеты, утварь. Все скопилось дома и смотрится как-то органично.


27. Редких путников Абдулжалил напоит чаем с медом, встретит, расскажет об ауле, о жизни. О том, что было и как он живет. Он рад гостям, с ними можно поговорить, узнать новости. Вниз он спускается раз в месяц — купить продукты, взять пенсию, поговорить с другими стариками. Зайти в библиотеку.


28. Абдулжалил разводил пчел — у него было восемь ульев. В свободное время писал работу по религии.


29. Дом, построенный в конце 18 века, можно по праву назвать родовым гнездом. Здесь жили предки Абдулжалила. В этом доме родился он сам.


30. Мы были у него в гостях в мае 2014 года. В 2015 году Абдулжалила не стало... Село окончательно опустело.


31. Уже в темноте, под весьма сильным впечатлением, спускаемся вниз... Это вообще другой мир, другие ценности, традиции, культура.

Спасибо

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх