Как полярник Водопьянов со Сталиным из туруханской ссылки бежал

Картинки по запросу перелет товарища Водопьянова

 

Перед самым началом войны, в июне 1941 года знаменитый полярный летчик Водопьянов работал на Карском море. Летал со своим экипажем на самолете-амфибии над бесконечными льдами, составлял гидрографические карты.

Двадцать первого июня, как раз накануне войны экипаж Водопьянова залил полные баки и направился на самую долгую ледовую разведку. Было и приятное побочное задание - сбросить зимовщикам на полярные метеостанции посылки и почту.

В этом полете экипаж Водопьянова побил собственный рекорд - двадцать пять часов непрерывного полета надо льдами.

Машина шла тяжело в арктическом циклоне. Приходилось постоянно высовываться из двери и сбивать багром налипающий на плоскости лед. Люди вымотались до предела, но задание выполнено и машина ведет себя хорошо.

На почти сухих баках дошли домой - амфибия приводнилась на спокойные воды Енисея. Летчиков насторожила необычная тишина и отсутствие людей на улицах поселка. Все собрались в клубе и слушали сообщение о начале Великой Отечественной войны.

Водопьянов с посуровевшим лицом сказал товарищам:

- Вот и закончена наша последняя ледовая разведка. Теперь нужно лететь Родину защищать!

Экипаж Водопьянова единодушно решил - летим в Москву и будем добиваться зачисления в дальнюю авиацию. Переходим из мирных полярников во фронтовые летчики.

От Игарки до Москвы три тысячи верст, добираться по суше - пару недель при хорошем раскладе, а то и больше. Водопьянов идет к начальнику авиаотряда и с пролетарской прямотой просит разрешить ему и его экипажу срочно лететь в столицу своим ходом - на полярной амфибии.

Начальник в ужасе - как лететь? Маршруты не проложены, диспетчерского сопровождения нет, карт аэродромов вокруг Москвы тоже нет. Да и не сядет самолет-лодка на аэродром, нужно искать озеро или широкую реку для посадки. Даже радио на машине нет! И прямой связи с московскими аэродромами у Игарки нет, просто так не позвонишь, не попросишь разрешения принять "лишний борт".

Водопьянов по-медвежьи наклонился к начальнику отряда, сграбастал его за куртку и сказал:

- Там война идет, понимаешь, нет? Наши города и деревни бомбят! А ты развел канцелярии! Карты, разрешения... Что мы, матерые полярники, по карте Москву не найдем? Тьфу, делов-то! Даешь самолет по-хорошему или, смотри, сами силой возьмем?!

Начальник отряда, прокляв все, дает разрешение на вылет. Экипаж, забыв про более чем суточный перелет, тут же начал готовиться к полету. Водопьянов вспоминал, что по мирному времени погода на маршруте была бы нелетная, но сейчас - сойдет. Через пару часов заправленный самолет вылетел в сторону Москвы. Долетели уверенно, сели на химкинском водохранилище.

Через несколько дней опытных летчиков собрали у Сталина. Речь шла о создании нового рода войск - авиации дальнего действия, сокращенно АДД. Стояла задача как можно скорее подготовить самолеты и вылететь через половину Европы бомбить Берлин. Гражданские пилоты как один вызвались добровольцами. Был среди них и экипаж Водопьянова.

Вдруг этому воспротивился нарком авиации - так и так, летчики недисциплинированные, самовольно покинули отряд в Игарке, чуть ли не угнали самолет-амфибию, без разрешения сели под Москвой. Наказывать нужно, а не в боевые части!

 

Похожее изображение

 

Сталин задумчиво подымил трубкой и сказал:

- Это товарищи, конечно, верно. Только был я в той Игарке, еще до революции. В ссылке. Унылое место, особенно, когда враги в родную страну вцепились. Будем считать перелет товарища Водопьянова - побегом из ссылки. Так и запишите - бежал из туруханского края. Вместе с товарищем Сталиным!

Так и вышло, что из кабинета вождя Водопьянов вышел командиром первой дивизии АДД. Через пару недель он со своим экипажем уже сбрасывал бомбы на недоступный доселе русской авиации Берлин!

 

Спасибо

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх