Как в конце 1930-х Сталин разгромил евгеников СССР

 

В 1920-е в СССР возникло мощное движение евгенической медицины. Например, евгеник Давиденков предлагал «провести всеобщий евгенический осмотр населения и наиболее ценных граждан поощрять в размножении. Получивших же самую низкую евгеническую оценку – стерилизовать». В 1936 году начался разгром евгенической школы в СССР. Кого-то расстреляли, кого-то выгнали с работы, а кто-то уехал за границу – как один из крупных евгеников, академик, впоследствии – Нобелевский лауреат Мёллер, который предлагал «с помощью плазмы Ленина и Дарвина выращивать новых советских людей».

В конце 1940-х борьба с евгеникой переросла в СССР в разгром генетики.

приведём примеры, как в 1930-е власти, а в наши дни – последователи сталинизма, объясняли причины разгрома евгеники, и что стало с их самыми видными представителями.
Для начала кратко напомним, какие теории и практики во всесоюзном масштабе предлагали советские евгеники в 1920-х.
 
- Заведующий кафедрой генетики в МГУ А.Серебровский в 1929 году в своей статье в Медико-биологическом журнале предложил создать в СССР банк искусственной спермы «от наилучших производителей» и оплодотворять советских женщин только оттуда.
- В том же году невропатолог С.Давиденков предложил провести всеобщий евгенический осмотр населения и «наиболее ценных в евгеническом отношении» граждан поощрять в размножении. Получивших же самую низкую «евгеническую оценку» стерилизовать, выдав в качестве компенсации премиальные.
- Генетик, американец Г.Мёллер в 1936 году в письме к Сталину предложил комплекс евгенических мероприятий, называя их «новым и более высоким уровнем социальной этики» и уверяя, что советские женщины будут только рады «смешать свою плазму с плазмой Ленина и Дарвина, или с генетическим материалом из других исключительных источников».

С предложения Мёллера и начался окончательный разгром евгеники в СССР, инициированный лично Сталиным. Более того, эти гонения перенеслись и на саму генетику в стране, которую связали с «лже-учением вейсманистов». Позднее советский генетик, историк науки Василий Бабков в своей книге «Заря генетики человека» писал об этом эпизоде:
«Сталин прочёл письмо Мёллера и понял, какая социально-политическая программа из него следует, и тогда же принял фатальное для русской генетики решение. Ликвидация медицинской генетики в СССР была связана с письмом коммуниста и одного из пяти крупнейших генетиков мира Германа Мёллера». 





Один из современных сталинистов и исследователь жизни и работ советского агронома Трофима Лысенко, Н.Овчинников, писал ещё проще о реакции Сталина:
«Без долгих раздумий Сталин пришёл к выводу, что «евгенически одарённых», вопреки их рекомендациям, надо, наоборот, строго ограничивать, как поступает сама Природа на протяжении уже тысячелетий».

Американец Герман Мёллер и вправду был коммунистом и до поры симпатизировал советскому большевизму.
Впервые в Россию на работу Мёллер приехал уже состоявшимся учёным в 1922 году по приглашению Николая Вавилова. Он верил, что СССР движется к бесклассовому обществу, где генетические и евгенические исследования станут возможными на новом уровне. Окончательно он поселился в СССР в 1933 году с женой и сыном, возглавив Институт генетики в Ленинграде. Более того, он ещё и привёз с собой немецкого и американского оборудования на 45 тыс. долларов (примерно 1 млн. современных долларов). Этим институтом он руководил до 1936 года (формально до 1938-го). Негативный ответ Сталина на его письмо с евгеническими представлениями заставил Мёллера покинуть СССР в 1936 году. В 1937 году он воевал в Испании в республиканских отрядах против Франко, а в 1940 году окончательно переехал в США.
 
В 1946 году Мёллер получил Нобелевскую премию по медицине за работы, по большей части осуществлённые им в СССР. До 1948 года Мёллер оставался членом-корреспондентом АН СССР. 24 сентября 1948 года он направил в адрес АН СССР письмо с отказом от звания в знак протеста против преследования генетики в СССР, в январе 1949 года был лишён звания.
(Кстати, Герман Мёллер является дядей известной американской писательницы-фантастки Урсулы Ле Гуин (Крёбер), и многие из её вымышленных миров пришли к ней во время разговоров с дядей. В юности, в 1950-е, она сама разделяла крайне левые идеи.)



(Герман Мёллер)

Среди советских генетиков судьба Мёллера оказалась самой благополучной.
Евгенике в СССР не повезло со взлётом нацистской партии в Германии в начале 1930-х, а затем – с её приходом к власти. Нацизм, действительно, впитал в себя многие евгенические теории, особенно – о превосходстве рас и способах «улучшения» высшей, арийской «расы». 1936-й стал переломным для евгеников в Советском Союзе, хотя «Русское евгеническое общество» прекратило свое существование уже в 1930 году.
 
С июля по декабрь 1936 года в центральной прессе прошёл ряд публикаций с резкой критикой евгеники, что явилось началом кампании по их преследованию. Так, в ноябре 1936 года журнал «Под знаменем марксизма» вышел со статьёй с понятным заголовком «Черносотенный бред фашизма и наша медико-биологическая наука». А в статье в газете «Правда» от 26 декабря 1936 года говорилось:
«Левит и руководимый им институт в своих трудах протаскивает фашистскую «научную» концепцию о биологической предопределённости рас, о всемогущей роли наследственности, о биологической обусловленности преступности».
 
- В декабре 1936 года был исключён из партии и снят с должности директор Медико-биологического института (МБИ), видный евгеник С.Левит. В январе 1938 года он был репрессирован. МБИ был закрыт в 1937 году. Вместе с ним «за евгенику» (от неё следователи проводили связь с троцкизмом и фашизмом) были репрессированы еще около десятка специалистов по этой теме (например, редактор журнала «Успехи современной биологии», академик АН УССР Н.Агол).
- Видные евгеники А.Серебровский и Н.Кольцов были сняты со своих постов. В декабре 1940 гола бывший директор Института экспериментальной биологии Кольцов умер от сердечного приступа.

Ещё один исследователь творчества агронома Лысенко (активно принимавшего участие в разгроме евгеники), современный сталинист П.Кононков так обосновывает (в сборнике статей «Трофим Лысенко – советский агроном, биолог, селекционер», изд-во «Самообразование», 2008) борьбу с евгеникой:


«Очевидно, троцкистам нравилась мысль о «евгенически неодарённых», второсортных гражданах, которых можно и подсократить на «научной» основе, и революционно использовать в качестве «топлива для мировой революции». Эту роль, как известно, троцкисты отводили всему русскому народу».

 

 

Автор не разделяет большинство идей евгеников. Но не стоит забывать, что многие евгенические работы являлись частью генетических исследований, которые послужили основой для становления этого направления в биологии. Именно за такие генетические исследования, в частности, получил своего Нобеля евгеник Мёллер.

Более того, борьба с евгеникой вылилась в конце 1940-х (когда никаких евгеников в советском академическом мире не осталось) в борьбу в целом с генетикой в СССР. Градус мракобесия в позднесталинском Советском Союзе нарастал, и вот один из фрагментов работы профессора, доктора биологических наук А.Студитского «Мухолюбы-человеконенавистники», 1949 год. В ней он перекидывает мостик от евгеники в целом к генетике:
 
«Как-то в редакцию «Журнала наследственности» (Journal of heredity – ПП) обратился с письмом бизнесмен Форбс.
«Низшие классы, - говорилось в письме, - отмеченные неполноценностью духа, размножаются быстрее высших, одарённых высокой интеллектуальностью. Настало время евгеники дать знать о своём существовании и решиться, наконец, сделать шаги практического характера!»
 
Евгеника – единственная область, где менделевская генетика нашла себе выход в «практику». Эта «практика» находится в вопиющем противоречии с данными передовой науки, которая опровергает неизменность наследственности, доказывает возможность преобразования природы организмов путём изменения условий жизни.
 
В числе наук, включившихся в разработку «политической биологии» фашизма на первом месте стояла менделевская генетика. Вот почему разгром генетиков менделизма-морганизма на августовской сессии ВАСХНИЛ вызвал такую злобу реакционеров во всём мире».



Источник

Почему развалились колхозы царя Александра III

Александр III: хозяин всея Руси | Пикабу

Александр III с супругой Марией Федоровной



В 1890-х в двух российских губерниях - Пермской и Херсонской - был проведён эксперимент: создание на бюджетные и благотворительные деньги небольших артелей из крестьян-бедняков. 

Об эксперименте с артелями в Пермской губернией рассказывает историк Степан Пьянков в статье "Ссуда на коллективизм: организация земледельческих артелей на Урале в конце XIX в." (Уральский исторический вестник, №3, 2013).

Создание земледельческих артелей в  этих двух губерниях было связано с катастрофическим неурожаем 1891 года, нанесшим сильнейший удар по крестьянским хозяйствам.
 


Деньги на коллективные хозяйства выделялись из бюджета земств (как сейчас сказали бы, из местного бюджета) и благотворительных взносов. Уполномоченным по артелям в Пермской губернии стал секретарь Шадринской уездной земской управы Н.Фёдоров. Согласно его проекту, идеальная артель должна была состоять всего из шести безлошадных хозяев. Один из членов артели избирался старостой, который и руководил  работой. В каждом населённом пункте, где были учреждены артели, назначался особый попечитель, который должен был наблюдать за исполнением условий устава.

Имущество артели: лошади, орудия, семена и весь урожай с артельных запашек — должно было находиться в коллективной собственности (а не в собственности каждого хозяйства в отдельности). Урожай артели делился на семенной фонд, на выплату податей, а оставшаяся часть должна была храниться для выдачи ссуд членам артели, нуждающимся в семенах (предполагалось, что артельщики, кроме общей запашки, будут вести и небольшое личное хозяйство).

колхоз-2

В июне 1892 года Фёдоров организовал 55 артелей, из которых 47 состояли из безлошадных домохозяев. Каждая из артелей, кроме посевных семян, получила 2 лошади, 2 одноконных плуга и соху, молотилки и веялки. На эти хозяйства местным бюджетом была выделена ссуда на 20 тыс. рублей на три года.

Ещё одним организатором колхозов в этом регионе стал социалист Григорий Соломон. На это дело он получил из Петербурга "от неизвестных лиц" несколько траншей по 5-8 тыс. рублей каждый. Эти деньги выделялись крестьянам безвозмездно. Он организовывал земледельческие артели по системе Фёдорова, выдавая лошадей, орудия и семена.

Соломон обосновался в селе Ново-Петропавловское, где открыл бесплатную столовую для крестьян. Крестьяне в артелях, которые курировались им, получали плату: за один рабочий день мужчинам полагалось 15 коп., женщинам — 10 коп. и детям — 5 коп.; всем работникам также раз в день бесплатно давали горячую пищу. Также Соломон оказывал бесплатную медицинскую помощь.
 

колхоз-1



В 1894 году губернское земство собрало первые сведения о деятельности артелей. Всего в Шадринском уезде было обследовано 63 артели. На момент создания в них насчитывался 401 член, 85 — вышли из артелей в первый же год их существования, 30 человек было исключено, вновь принято — 45. В итоге к 1894 году в состав экспериментальных  артелей входило 323 крестьянина (за два года потеря 20% состава). В их пользование было выдано 219 лошадей, одна артель купила лошадь самостоятельно. В первый же год деятельности артелей пало 22 лошади.
В отчёте губернской земской управы указывалось:

"Никому лично не принадлежавшая лошадь не пользуется должным уходом. Большинство лошадей пало прямо от голода. У артельщиков идёт пережидание, который должен работать, тот и корми лошадь, а последний, поработав целый день, передает её другому, а покормить после трудов не позаботится. Во многих случаях и оставшиеся лошади плохо кормлены и истощены».


колхоз-3

Попечители артели описывали вступление крестьян в артель как меру вынужденную:

«Безлошадные крестьяне смотрят на артель, как на неизбежное зло, лежащее на пути к приобретению собственной лошади, возможности стать полным хозяином. Заметна сильная тенденция уравнять число членов с числом лошадей, что достигается обыкновенно устранением лишних (сверх лошадей) членов».

Ещё одно исследование было проведено в октябре 1896 года, спустя четыре года после их основания. К этому времени ВСЕ артели распались, не выплатив полученные ссуды. Артельное хозяйство велось плохо, быстро менялся состав членов, а на момент обследования общая запашка была повсеместно прекращена. Из 153 лошадей, приобретенных на средства губернского земства, в Шадринском уезде пало 24%, в Екатеринбургском уезде — 32%.

Бывшие члены артели из села Далматово описывали работу своего распавшегося коллектива так: «Да разве это резон сообща владеть лошадями? Я буду её кормить, а потом её другому отдадут, кто не кормит, а только робить будет. Или я починю молотилку, а другой задаром моим трудом воспользуется! А лошади у нас пропали".

Несмотря на оказанную земством огромную помощь, экономическое положение бывших артельщиков не изменилось. Как и прежде, многие из них были бедны. Количество личного домашнего скота и инвентаря в хозяйствах участников артелей было минимальным. Хозяйства этих крестьян так же, как и десять лет назад, балансировали на грани полного упадка: за ними числились недоимки по уплате податей и долги в общественные хлебозапасные магазины.

Эпилогом в истории с организацией сельскохозяйственных артелей стало списание долгов, числившихся за бывшими участниками артелей. Всего было прощено долгов 8371 руб., поводом же стало рождение наследника престола — цесаревича Алексея Николаевича.

В Херсонской же губернии дело обстояло чуть лучшим образом: к 1910 году из 118 созданных артелей всё же сохранилось 16 (видимо сказывался такой фактор, как благоприятный климат  и наличие в регионе чуть более активных крестьян).

колхоз-4
 

Издательство "Наука" открыло бесплатный доступ к своим книгам и журналам

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх