Олонецкие лагери смерти. «Красная звезда» июль 1944 года

На окраине Олонца, там, где река Мегрега делает крутой изгиб, расположился финский концентрационный лагерь для военнопленных и гражданского населения. Высокая изгородь колючей проволоки в 2—3 кола отделяет его от внешнего мира. Каждый день ранним утром финские солдаты выгоняли из лагеря на работу измученных людей. Они еле волочили ноги от недоедания и болезней. Многие падали. Тогда на них обрушивались плети, пинки. Кто не мог встать — так и умирал на дороге. Люди гибли сотнями от голода и побоев.



Олонецкие лагеря смерти | БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК УКРАИНЫ



Об этом рассказал нам 75-летний олончанин Василий Петрович Вилкин. Всё же, что творилось в самом лагере, финские фашисты тщательно скрывали, никого не подпуская близко. Только немногочисленные документы, оставленные финнами при поспешном отступлении, да самый лагерь, его строения — немые свидетели злодеяний, — дают представление о кровавой драме, разыгравшейся здесь.

В лагере первоначально находилось около 5.000 пленных. Среди них было много жителей карельских деревень, загнанных финнами в лагерь. Отступая, финны угнали с собой всего 600—700 человек. Где же остальные? Финны расстреливали пленных группами по 5—20 человек, расстреливали в одиночку. Здесь финские бандиты замучили верную дочь советского народа Анастасию Звездину. Здесь погибли Филиппова, Осипов и сотни других товарищей.

В бараках, в одной из нар мы обнаружили запрятанную в щель записку. Вероятно, из-за боязни быть обнаруженным, пленный не указал своей фамилии. Голос безвестного товарища звучит из лагеря смерти, напоминая о долге мести. «Товарищи из Красной Армии, — говорится в записке, — не попадайте в плен! Здесь голод и холод, бьют. Кто был, тот не забудет никогда. Умирало в день по сорок, и пятьдесят человек...».

В финском плену умер каждый третий советский военнопленный ...



Лагерь № 8 для советских граждан находился в лесу, в стороне от дороги Олонец—Видлица. Сюда финны согнали из Лодейнопольского, Подпорожского и других районов сотни русских семей, не успевших эвакуироваться при отходе частей Красной Армии в 1941 году. Более 4.000 человек всех возрастов ютились в грязных бараках и клетушках. Крыши протекали, в окнах не было стекол. Заключенных заставляли работать в мастерских, где чинилось солдатское обмундирование, изготовлялись ботинки на деревянных подошвах. Рабочий день длился 14 часов. Хлеба выдавали на день всего 100 граммов. Били за всё: за минутное опоздание на работу, за отсутствие старания. 25 ударов дубинкой было обычным наказанием. Среди освобожденных теперь из лагеря людей не оказалось почти ни одного, кто бы не был избит дубинкой или не сидел в карцере. Отлучка из лагеря каралась расстрелом. Строго настрого запрещалось без спроса начальства ходить в соседний барак. Люди гибли от истощения, непомерной работы, избиений.

Освобожденные советские люди рассказывают, как страстно они ждали спасения. Когда в лагерь стала доноситься уже канонада, всех охватило страшное возбуждение. Шестеро юношей — пятнадцатилетний Иван Порфиненко, восемнадцатилетние Анатолий Сахаров, Алексей Ларионов, Владимир Кабаченков, Александр Толчанов и девятнадцатилетний Николай Голубев бежали из лагеря. Они решили организовать партизанский отряд и двигаться навстречу Красной Армии. Юношам удалось раздобыть только две гранаты. С их помощью они намеревались достать остальное оружие. На лесной дороге смельчаки напали на большую группу отступающих финнов. Но гранаты подвели — они не взорвались. Финны изловили юных партизан и учинили над ними кровавую расправу: отрезали пальцы, выкололи глаза, пробили черепа.

Бойцы N соединения, освободившие заключенных из лагеря, разыскали изуродованные трупы. Перед их погребением состоялся траурный митинг, на котором присутствовали бойцы, офицеры, жители окружающих деревень и освобожденные из лагеря. Сестра погибшего героя Александра Порфиненко, обращаясь к бойцам, сказала:

— Прошу я вас, отомстите вы за смерть моего брата! Он бежал из лагеря навстречу Красной Армии. Но белофинские бандиты его поймали, вырезали ему горло, прокололи штыком грудь, пробили голову. Смерть, беспощадная смерть фашистским гадам!

Советские воины поклялись над прахом замученных жестоко отомстить финским убийцам.

Лагерь военнопленных N17 Олонец (Sotavankileiri) возле города ...

// Капитан Н.Новиков. КАРЕЛЬСКИЙ ФРОНТ. (По телеграфу).

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх