Не только загулы и попойки: развлечения русских купцов

Купеческие поминки 1876. Фирс Сергеевич Журавлев

Фирс Сергеевич Журавлев – Купеческие поминки. 1876

 

До 1917 года купцы были излюбленными мишенями газетных фельетонистов и карикатуристов. Кто только не упражнялся в остроумии по адресу и «ваших степенств». Какими же они были в реальности - русские богатеи? Как тратили свои богатства, как развлекались?…

Купеческий клуб

Прежде всего русский купец славился как любитель хорошо покушать. В Москве отличительным признаком Купеческого клуба было стремление всячески подчеркнуть превосходство денежных тузов над теряющей былое значение в государстве столбовой дворянской аристократией.

3

Купеческий клуб в Москве

Если еще не разорившиеся дворяне предпочитали кухню французскую, то купечество в своем клубе подчеркнуто упирало на старинные русские кушанья: « стерляжья уха; двухаршинные осетры; белуга в рассоле; «банкетная» телятина; белая, как сливки, индюшка, откормленная грецкими орехами; «пополамные» расстегаи из стерляди и налимьих печенок; поросенок с хреном; поросенок с кашей» и многое другое.

Поросята на вторничные обеды в Купеческом клубе покупались за огромную цену у Тестова, такие же, какие он подавал в своем знаменитом трактире. Он откармливал их сам на своей даче, в особых кормушках, в которых ноги поросенка перегораживались решеткой, «чтобы он с жирку не сбрыкнул!» - объяснял Иван Тестов.

th_28d6ac50e62086b315476c7c4e807a26

Интерьеры Купеческого клуба

Каплуны и пулярки шли из Ростова Ярославского, а телятина «банкетная» - от Троицы, где телят отпаивали цельным молоком... Кроме вин, которых истреблялось море, особенно шампанского, Купеческий клуб славился один на всю Москву квасами и фруктовыми водами, секрет приготовления которых знал только один многолетний эконом клуба - Николай Агафонович.

Француженка за двести тысяч

Ну а после можно было отведать и других земных радостей:

«На обедах играл оркестр Степана Рябова, а пели хоры - то цыганский, то венгерский, чаще же русский от Яра. Последний пользовался особой любовью, и содержательница его, Анна Захаровна, была в почете у гуляющего купечества за то, что умела потрафлять купцу и знала, кому какую певицу порекомендовать; последняя исполняла всякий приказ хозяйки, потому что контракт отдавал певицу в полное распоряжение содержательницы хора».

Впрочем, довольствовались закабаленными певицами по большей части купчишки помельче. Финансовые тузы предпочитали женщин более высокого полета, требовавших огромных расходов. Рекордсменом в этом отношении являлся Николай Рябушинский, которому француженка Фажетт обошлась в двести тысяч рублей, потраченных за два месяца.

slide_15

За одно только колье с жемчугом и бриллиантами от Фаберже Рябушинский заплатил десять тысяч двести рублей. Стоит напомнить, что тогда плата в пятьдесят копеек за рабочий день считалась хорошей ценой для рабочего.

Но одной француженкой Николай Павлович ограничиваться отнюдь не собирался. Родственники, напуганные безумным размахом трат молодого повесы, добились установления над ним опеки, снять которую ему удалось лишь через несколько лет. И уж теперь-то он развернулся вовсю.

1sm

Рябушинский Николай Павлович (1877-1951)

Любопытно, что помимо неистребимой страсти к женщинам Рябушинский оказался, пожалуй, одним из первых российских автолихачей. Его роскошный красный «даймлер» мощностью в 60 лошадиных сил (что по тем временам было последним словом техники) москвичи быстро научились узнавать.

Несколько раз его привлекали к ответственности за нарушение правил новомодной автомобильной езды, а однажды ему пришлось выплатить солидные отступные сбитому пешеходу.

Но основное веселье Николай Рябушинский устраивал на собственной вилле «Черный лебедь» в Петровском парке, где, как взахлеб сплетничали москвичи, «устраивались афинские ночи с голыми актрисами».

14_07

Вилла "Черный лебедь" в Петровском парке в Москве, где Николай Рябушинский устраивал вечера для богемы. Фото начала XX века.

14_08(2)

Интерьеры виллы "Черный лебедь" до пожара 1915 года. На стенах картины из коллекции Рябушинского, в которой были работы Брейгеля и Пуссена.

14_09

Видимо, для того, чтобы эти самые ночи проходили более весело, Рябушинский украсил виллу коллекцией отравленных стрел из Новой Гвинеи.

Дело в том, что путешествуя в юности по экзотическим странам, Николай Павлович побывал у папуасов-людоедов и даже якобы пивал вино из черепа побежденного врага у вождя гостеприимного племени. Правда, злые языки утверждали, что эта история подозрительно напоминает «череп киевского князя Святослава», из которого любили попить крепкие напитки убившие его печенеги.

Как бы там ни было, но количество дам, желающих посетить скандальную виллу «Черный лебедь», не уменьшалось. Страсть к женскому полу Николай Рябушинский сохранил на всю жизнь.

1805235679

Н. П. Рябушинский. Фото 1940-х.

Уже в глубокой старости, когда ему было за семьдесят, работая в художественной галерее «Эрмитаж» в Монте-Карло, он пережил последний увлечение - к молодой, втрое моложе его, беженке из Германии.

Тигрица и ученая свинья

Страсть к созданию особняков, построенных по принципу подороже и почуднее могла плохо кончится для ее обладателя весьма печально - Арсений Морозов, например, стал общемосковским посмешищем, выстроив дом хорошо известный и нынешним москвичам - здание общества дружбы с зарубежными странами, что напротив кинотеатра « Художественный».

4

Особняк Арсения Абрамовича Морозова, построенный в 1895-1899 годах архитектором В. А. Мазыриным в испано-мавританском стиле с элементами модерна. С 1959 года — Дом дружбы с народами зарубежным стран.

На вопрос архитектора о том, в каком стиле следует строить дом, Морозов ответил - во всех, денег хватит. Архитектор выполнил указание, всласть повеселив горожан.

Позволить себе такой финансовый размах купцы победнее, разумеется, не могли, поэтому чудили подешевле и примитивнее. Нет денег на поездку в Египет или Новую Гвинею - зато можно “вусмерть” напившись, отправиться из Москвы «охотиться в Африку на крокодилов». Правда, такие поездки обычно заканчивались где-нибудь в Твери, в вокзальном ресторане.

Если купец-миллионер и известный чудак Михаил Хлудов везде появляется только в сопровождении ручной тигрицы - значит, купцы помельче покупают себе ученую свинью клоуна Танти и устраивают ее торжественное поедание. Правда, потом, в отличие от Хлудова, они становятся посмешищем всей Москвы ибо, как выяснилось, хитрый циркач подсунул им хрюшку простую и совершенно необразованную, а «артистку» сохранил в неприкосновенности.

s640x480

Михаил Алексеевич Хлудов - русский купец и предприниматель

Михаил же Хлудов свою тигрицу предпочитал возить по войнам. Обзавелся он ею во время покорения Средней Азии, где животное получило «боевое» крещение.

От своих русских коллег старались не отставать и их восточные коллеги. Владелец крупнейших бакинских нефтяных промыслов, армянин Александр Манташев очень доступно объяснил, почему он сделал необычайно щедрое пожертвование на строительство армянской церкви именно в Париже – «это город, где я больше всего грешил». Для того, чтобы как следует погрешить, он и ездил туда каждый год.

36

Александр Иванович Манташев — крупнейший российский нефтяной магнат и филантроп. Был одним из самых богатых людей своего времени.

Его сыновья - Левон и Иосиф, уже прочно обосновавшиеся в Москве, поражали москвичей своими обедами и зваными банкетами. Достаточно сказать, что из Ниццы зимой к этим обедам специально завозились вагоны живых цветов. Но главной страстью братьев были лошади. И для своих любимцев они не жалели буквально ничего, построив настоящие дворцы вместо конюшен - с горячей водой, вентиляцией и душами.

Не желая отставать от моды, Левон стал коллекционировать работы известных художников. Вот только обращался он с ними своеобразно - любил пострелять по полотнам из карманного пистолета. Горячий человек...

От причуд к созданию музеев

К счастью для искусства, другие богатые коллекционеры обращались со своими коллекциями не в пример бережнее. О заслугах в создании отечественных музеев, в развитии наук и искусства, купеческих династий Третьяковых, Морозовых, Щукиных, тех же Рябушинских, Мамонтовых и многих других можно говорить бесконечно.

art_44_07_13

Алексей Александрович Бахрушин - русский купец, меценат, собиратель театральной старины, создатель частного литературно-театрального музея.

Зачастую увлечение коллекционированием начиналось как обычная купеческая причуда. Создатель знаменитого театрального музея Алексей Бахрушин, например, начал свою деятельность с пари. Поспорил с двоюродным братом, что всего за месяц соберет коллекцию большую и лучшую, чем та, что брат собирал несколько лет.

Пари то он выиграл, но увлекся настолько, что со временем для его жены стало тяжелейшей проблемой получить у него денег для домашнего хозяйства. Рубль, потраченный не на музей, Бахрушин считал потерянным.

Но купеческий темперамент превращал коллекционирование в своего рода состязание, азартную игру, заставляя его обладателей совершать, с точки зрения постороннего, совершенно бессмысленные поступки.

Михаил_Абрамович_Морозов

Михаил Абрамович Морозов - купец, предприниматель, коллекционер западноевропейской и русской живописи, скульптуры. Старший сын известного московского купца Абрама Абрамовича Морозова.

 

Купил, скажем, Михаил Абрамович Морозов 4 картины Гогена всего по 500 франков за каждую. А через несколько лет ему предложили за них уже 30000 франков. Перед такой ценой купец устоять не смог и продал картины. Но на следующий день , посетив картинную галерею, он обнаружил, что картины продаются уже за 50 тысяч.

Увидев, в какую сумму теперь оценена его бывшая собственность, Морозов решился на вторичную покупку. Купить за пятьсот, продать за тридцать тысяч и вновь купить за пятьдесят тысяч - в этом что-то есть.

Так что все было в истории русского купечества - и безумные загулы, и пьяное самодурство,и бесценный вклад в развитие отечественной культуры.

 

Источник

Почему развалились колхозы царя Александра III

Александр III: хозяин всея Руси | Пикабу

Александр III с супругой Марией Федоровной



В 1890-х в двух российских губерниях - Пермской и Херсонской - был проведён эксперимент: создание на бюджетные и благотворительные деньги небольших артелей из крестьян-бедняков. 

Об эксперименте с артелями в Пермской губернией рассказывает историк Степан Пьянков в статье "Ссуда на коллективизм: организация земледельческих артелей на Урале в конце XIX в." (Уральский исторический вестник, №3, 2013).

Создание земледельческих артелей в  этих двух губерниях было связано с катастрофическим неурожаем 1891 года, нанесшим сильнейший удар по крестьянским хозяйствам.
 


Деньги на коллективные хозяйства выделялись из бюджета земств (как сейчас сказали бы, из местного бюджета) и благотворительных взносов. Уполномоченным по артелям в Пермской губернии стал секретарь Шадринской уездной земской управы Н.Фёдоров. Согласно его проекту, идеальная артель должна была состоять всего из шести безлошадных хозяев. Один из членов артели избирался старостой, который и руководил  работой. В каждом населённом пункте, где были учреждены артели, назначался особый попечитель, который должен был наблюдать за исполнением условий устава.

Имущество артели: лошади, орудия, семена и весь урожай с артельных запашек — должно было находиться в коллективной собственности (а не в собственности каждого хозяйства в отдельности). Урожай артели делился на семенной фонд, на выплату податей, а оставшаяся часть должна была храниться для выдачи ссуд членам артели, нуждающимся в семенах (предполагалось, что артельщики, кроме общей запашки, будут вести и небольшое личное хозяйство).

колхоз-2

В июне 1892 года Фёдоров организовал 55 артелей, из которых 47 состояли из безлошадных домохозяев. Каждая из артелей, кроме посевных семян, получила 2 лошади, 2 одноконных плуга и соху, молотилки и веялки. На эти хозяйства местным бюджетом была выделена ссуда на 20 тыс. рублей на три года.

Ещё одним организатором колхозов в этом регионе стал социалист Григорий Соломон. На это дело он получил из Петербурга "от неизвестных лиц" несколько траншей по 5-8 тыс. рублей каждый. Эти деньги выделялись крестьянам безвозмездно. Он организовывал земледельческие артели по системе Фёдорова, выдавая лошадей, орудия и семена.

Соломон обосновался в селе Ново-Петропавловское, где открыл бесплатную столовую для крестьян. Крестьяне в артелях, которые курировались им, получали плату: за один рабочий день мужчинам полагалось 15 коп., женщинам — 10 коп. и детям — 5 коп.; всем работникам также раз в день бесплатно давали горячую пищу. Также Соломон оказывал бесплатную медицинскую помощь.
 

колхоз-1



В 1894 году губернское земство собрало первые сведения о деятельности артелей. Всего в Шадринском уезде было обследовано 63 артели. На момент создания в них насчитывался 401 член, 85 — вышли из артелей в первый же год их существования, 30 человек было исключено, вновь принято — 45. В итоге к 1894 году в состав экспериментальных  артелей входило 323 крестьянина (за два года потеря 20% состава). В их пользование было выдано 219 лошадей, одна артель купила лошадь самостоятельно. В первый же год деятельности артелей пало 22 лошади.
В отчёте губернской земской управы указывалось:

"Никому лично не принадлежавшая лошадь не пользуется должным уходом. Большинство лошадей пало прямо от голода. У артельщиков идёт пережидание, который должен работать, тот и корми лошадь, а последний, поработав целый день, передает её другому, а покормить после трудов не позаботится. Во многих случаях и оставшиеся лошади плохо кормлены и истощены».


колхоз-3

Попечители артели описывали вступление крестьян в артель как меру вынужденную:

«Безлошадные крестьяне смотрят на артель, как на неизбежное зло, лежащее на пути к приобретению собственной лошади, возможности стать полным хозяином. Заметна сильная тенденция уравнять число членов с числом лошадей, что достигается обыкновенно устранением лишних (сверх лошадей) членов».

Ещё одно исследование было проведено в октябре 1896 года, спустя четыре года после их основания. К этому времени ВСЕ артели распались, не выплатив полученные ссуды. Артельное хозяйство велось плохо, быстро менялся состав членов, а на момент обследования общая запашка была повсеместно прекращена. Из 153 лошадей, приобретенных на средства губернского земства, в Шадринском уезде пало 24%, в Екатеринбургском уезде — 32%.

Бывшие члены артели из села Далматово описывали работу своего распавшегося коллектива так: «Да разве это резон сообща владеть лошадями? Я буду её кормить, а потом её другому отдадут, кто не кормит, а только робить будет. Или я починю молотилку, а другой задаром моим трудом воспользуется! А лошади у нас пропали".

Несмотря на оказанную земством огромную помощь, экономическое положение бывших артельщиков не изменилось. Как и прежде, многие из них были бедны. Количество личного домашнего скота и инвентаря в хозяйствах участников артелей было минимальным. Хозяйства этих крестьян так же, как и десять лет назад, балансировали на грани полного упадка: за ними числились недоимки по уплате податей и долги в общественные хлебозапасные магазины.

Эпилогом в истории с организацией сельскохозяйственных артелей стало списание долгов, числившихся за бывшими участниками артелей. Всего было прощено долгов 8371 руб., поводом же стало рождение наследника престола — цесаревича Алексея Николаевича.

В Херсонской же губернии дело обстояло чуть лучшим образом: к 1910 году из 118 созданных артелей всё же сохранилось 16 (видимо сказывался такой фактор, как благоприятный климат  и наличие в регионе чуть более активных крестьян).

колхоз-4
 

Издательство "Наука" открыло бесплатный доступ к своим книгам и журналам

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх