"Железный треугольник" Нью Йорка. Место не для слабонервных

 

Есть на задворках Куинса небольшой район под названием Виллетс-Поинт. Правда под этим названием он почти не известен. Большинство знает его как "Железный треугольник", или просто "Свалка" (The Junkyard). А многие жители о нем никогда не слышали, и даже не догадываются, что в Нью-Йорке есть подобное место.

1.


Железный треугольник очень сильно отличается от всего остального города. В России подобное место смотрелось бы вполне органично, в Индии так выглядят улицы многих городов. Но совершенно непонятно, как такое могло случиться в Нью-Йорке.
Да, здесь бывает грязно на улицах, но не настолько. Здесь бывают плохие дороги, но не до такой степени. Такое ощущение, что это какая-то самопровозглашенная территория, где действует анархия, а не городские законы и порядки.


2. Уже на подходах начинаешь ощущать что то неладное. Сначала на тротуарах появляются небольшие кучи мусора.


3. Потом они становятся больше.


4. Потом начинают попадаться раздетые и брошенные автомобили. Некоторые просто без номеров, в пыли, и с разбитыми форточками.


5. У некоторых разбиты уже почти все стекла, а с кузова начали снимать запчасти.


6. А с некоторых уже и снимать почти нечего.


7. Потом на улицах пропадают тротуары и асфальтовое покрытие, а мусор равным слоем лежит вдоль всех зданий.


8. Потом начинается сильная вонь. Настолько сильная, что глаза щипет, а содержимое желудка просится обратно. Вонь исходит от огромной территории на которой сортируют мусор, и перегружают его в большие грузовики.


9. Такими грузовиками заставлены все обочины. Мимо них я шел дыша через рукав.


10. И вот наконец я на месте.


В первой половине 20-го века это берег залива использовался как золоотвал для сброса производственных отходов. В день здесь выгружали до 100 железнодорожных вагонов золы и шлака. Со временем золоотвал закрыли и забросили, а на получившемся могильнике стали открываться свалки, фабрики по переработке вторсырья и автомастерские. Первое время район был совершенно не интересен властям, но по мере роста города, и развития окрестных территорий, власти начали задумываться и о его будущем.

11.


Власти покушались на этот район много раз начиная с 60-х годов. Но каждый раз все планы по реконструкции инфраструктуры района и выселению владельцев разборок оставались только на бумаге. Даже, казалось бы, всемогущий Роберт Мозесс не смог победить Свалку. Первая серьезная попытка избавиться от нее была предпринята в рамках подготовки к Всемирной выставке 1964 года. Мозесс, под руководством которого шла вся подготовки и проведение Всемирной выставки, хотел сделать Виллетс-Поинт частью соседнего парка Флашин-Медоуз Корона, где была основная выставочная площадка, но крупнейшие владельцы Свалки наняли серьезного адвоката, и выставка не затронула их территорию.

12.


Последнюю попытку избавиться от нехорошего места, предпринял нынешний мэр Блумберг в 2007 году, и власти даже вынудили многих владельцев продать свою землю городу. Казалось, что процесс пошел, и вскоре на этом месте будут новые зеленые кварталы а не кучи мусора и разбитые автомобили. Но на дворе уже 2012 год, а Свалка по прежнему там же где и была.

13.


14. В районе нет тротуаров, а дорожное покрытие улиц отсутствует. Из-за противостояния с владельцами свалки город отказывается чинить дороги.


15. В районе так же нет канализации и ливневого водостока, поэтому район постоянно затапливает во время сильных дождей.


16. Здесь нет привычного нью-йоркского графика парковки, а сами улицы никогда не убираются.


17. Хотя назвать это улицами можно с трудом.


18. Народ не стесняется отсутствия канализации, и справляет малую нужду прямо между брошенными автомобилями.


19. В районе официально проживает всего один житель. Сколько проживает тут неофициально сказать трудно. Большинство работников это мексиканцы, а с легальностью у них как правило туго.


20. Мне кажется, что тут можно найти людей со всех концов света, и найти запчасти на любой не сильно экзотический автомобиль.


21. Тут можно найти все. Новые и бэушные колеса.


22. Починить любой глушитель.


23. Отремонтировать любую поломку, и восстановить машину после любой аварии. Особенно в обход страховой и записи в тайтеле. Здесь не будут задавать лишних вопросов. Главное потом не купить такую где-нибудь в России, с "маленьким" пробегом и чистую по Карфаксу.


24. Подозреваю, что многие из угнанных в Нью-Йорке автомобилей тоже где-то здесь. Лежат на стеллажах аккуратно разобранные на запчасти.
Источник ➝

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх