Свежие комментарии

  • Владимир Герасимов
    Все гадости про Грозного писали иностранцы.Да Карамзин по заказу Романовых которые в вергли страну в смуту.Сколько кр...Вот почему государю Ивану Грозному нужен памятник и не один
  • marat gleizer
    Все новости о военных назначениях и тому подобном проще всего было узнать на базаре!Самая секретная секретность. СССР. 1990 год
  • Игорь Петров
    Прикинь, все кто топит за дореволюционную Россию себя барьями и князьями мнят. И нет ни одного холопа. Хотя все как о...Вот почему государю Ивану Грозному нужен памятник и не один

Самые главные боги в Японии—это боги любви : о женщинах из прошлого века

На основе материалов из газет и журналов конца 19 - начала 20 века. О японских женщинах, их жизни и положении в обществе более 100 лет тому назад.

Во всех материалах по старым газетам и журналам сохранена стилистика и орфография того времени (за исключением вышедших из употребления букв старого алфавита).

 

Женщина в Японии


Самые главные боги в Японии—это боги любви, и японцы считают себя происходящими от них. Из этого следует, что женщина, которая по своему назначению для любви уже есть существо духовное, и находящееся под непосредственным покровительством народнаго божества: славной Аматерасуоми-Каминомикато (что значит: свет неба, императрица, богиня, девственница) занимает между сынами "восходящаго солнца" совершенно особое положение.

Покорная раба традиций и обычаев (отошедших на практике на второй план), она пользуется большим значением как источник счастья мужа, и как центр, кругом котораго он движется. Первенство предоставлено мужчине во всех случаях общественной жизни, но в браке оно принадлежит женщине.

История японских императриц показывает нам, до какой степени женщина уважаема в Японии. Несмотря на то, что в принципе верховная власть принадлежит микадо (императору), во всех случаях, если императрица выказывала исключительныя способности, самурансы (воины) и знать не задумывались дать ей титул микадессы и подчинялись ей, с такою же преданностью, как самому энергичному мужчине. Первое покорение Кореи также принадлежит женщине— макадессе Джинго-Кого (незадолго до Р. X.).
Понятно, что, при таких условиях, на образование женщин должно быть обращено большое внимание.

 

 

Японцы, которые сравнивают красоту с благотворными лучами солнца, смотрят на женщину как на самую драгоценную вещь мужчины и стараются всеми силами сделать ее более ценной и блестящей. Религия, философия, науки, искусства, хозяйство,—все должно быть знакомо японской женщине, нужно иметь столько же нравственных качеств для дома, сколько блеску и знаний для отношений общественных, который японская женщина всегда поддерживает. Ко всем отраслям национальнаго образования, последние годы еще стали прибавлять знание языков французскаго, английскаго, географии, истории, шитье и теперь умственный багаж молодых японок не отличается от знаний европейских девушек.

Сложность общественных отношений, а главное обязанности хозяйки дома, не позволяют японке заниматься лично и непосредственно воспитанием своей дочери; она только наблюдает и направляет, но главныя заботы лежат на кормилице; эта последняя редко покидает выкормленнаго ребенка раньше ея замужества, иногда же остается при ней всю жизнь, чаще не в качестве служанки, но как друг, самый верный и преданный. Любовь ребенка к своим родителям нисколько не страдает от этого, так как первая обязанность кормилицы-это научить свою питомицу любить и уважать отца и мать.

 

 

Подчиненная правилам нравственности Будды, жизнь молодой девушки проходит очень весело между занятиями и удовольствиями, допускаемыми мягкими нравами страны (далеко не так легкими и свободными, как уверяют некоторые). Но обладая исключительной независимостью американок, японка имеет гораздо больше свободы, чем, напр., французская молодая девушка. Она принимает своих подруг и ходит к ним, посещает храм, театр, даже чайный дом, но всегда в сопровождении кормилицы или другой доверенной женщины; она может принять у себя молодых людей, дальних родственников, но в присутствии кормилицы или матери; но их не посещает и никогда не выходит в их обществе; это правило распространяется на влюбленных и даже на замужних.


***


Как у европейской женщины есть рояль, так и у японки существует кото, род арфы или цитры, менее шумный, но более гармоничный и выразительный инструмент, чем рояль. Но любимое занятие японки - поэзия; звучность, легкость и богатство языка чрезвычайно помогают стихам; символизм Востока как нельзя лучше гармонирует с легкостью аллегорий и позволяет образному употреблению слов.

 


Музыка, науки, поэзия и живопись чрезвычайно развивают артистическия наклонности японцев. От этого не удивительно, что японская женщина более элегантна и кокетлива, чем женщина другой страны.

 

 

Кокетство японок есть результат вечной заботы нравиться. „Все должны умереть, и потому женщина должна бояться не смерти, но потери своей красоты", говорит принцесса Коматчи, известная поэтесса; эти стихи как нельзя более характеризуют японку всех сословий и возрастов; нет, кажется, ни одной тайны туалета, которая была бы ей незнакома; женщина, одаренная от природы прекрасным цветом кожи, красотой, все-таки не выйдет из дома не „сделав себе лица“, это считается невоспитанностью и непорядочностью и равняется тому, если бы женщина пошла по улицам Парижа без перчаток.

 


Японские парфюмеры имеют массу косметики и рецептов, о которых европейцы имеют весьма смутное понятие, по некоторым духам, привезенным из Японии, но не дающих точнаго понятия о них. Одним из самых удивительных  произволений для европейца кажется краска для окрашивания зубов в черный цвет, хотя хорошие белые зубы, также как и у нас, ценятся в Японии, но черные имеют для них свою прелесть; кроме того зубы чернят только в случае больших церемоний и это украшение принадлежит замужним женщинам и составляет их исключительноо преимущество.

 


Одежда женщин состоит из легкой шелковой рубашки, белой или самых нежных тонов, белых шелковых чулок, нескольких юбок из шелковой или бумажной материи и самаго платья более или менее богато украшеннаго вышивкой и которое перекрещивается спереди, позволяя видеть шею. Платье стягивается в талии узким гладким кушаком, покрытым вторым, более широким кушаком. Что касается китайскаго сапога, для уменьшения ноги, то, к счастью его употребление в Японии неизвестно, равно как было неизвестно и употребление корсетов, но увы! в настоящее время политика заставила японских женщин надеть при дворе европейский костюм, и подвергает их необходимости надевать корсет, это варварское орудие пытки.

 


Прическа составляет предмет особых забот и изучений; их волосы, обыкновенно прекрасные, длинные, тонкие, поддерживаются с большою тщательностью и мажутся всевозможными душистыми эссенциями. Моды не изменяются в Японии; те которыя приняты не изменяются и удовлетворяют их; но, кажется, мода, принятая и поддерживаемая веками, подлежит изменению, по крайней мере, женщины и мужчины чувствуют надобность в этом. Причесываются японки различным способом для разных случаев; в этом еще обычай имеет полную силу.

 


В любви традиции мало-помалу теряют свои права и подчиняются всесильной воли женщины. Молодых девушек спрашивают при выборе жениха, представленнаго им в знакомом доме, театре, чайной, где молодые люди встречаются как бы невзначай, при помощи услужливых посредниц. В некоторых провинциях не обходятся даже вовсе без услуг этих факторш.

Что касается приданаго, то в Японии нет этого безнравственнаго обычая; интересуются больше умственными, нравственными и физическими качествами; ищут особенно дочернюю привязанность и видят в ней залог супружескаго счастья. Обыкновенно муж должен обеспечить существование жены, если оба бедны, то должен работать для добывания средств. Как бедная девушка может выйти замуж за богатаго, так равно и бедный юноша может взять себе богатую жену. Любовь оправдывает и прощает все.

Если случится что бедная молодая девушка безумно влюбится в богатаго молодого человека, тогда ея родные, узнав его имя, посылают к нему кормилицу или посредницу сказать, что дочь их любит его: редко случается, что юноша отказывается жениться в таких случаях, даже не видя ея: тот кто не соглашается, считается бессердечным; если же молодая девушка умрет от любви к нему, то на него смотрят как на негодяя и после этого ему будет очень трудно найти женщину, которая бы решилась принадлежать ему.
Церемония брака вполне символическая; она состоит в обычае давать пить из одной чаши, наполненой сакэ (рисовое вино, национальный напиток в Японии) сперва молодой, затем матери и отцу молодого, потом матери и отцу молодой и, наконец, самому молодому; эта церемония повторяется три раза в полнейшей тишине и безмолвии и всякий раз из новой чаши. Сакэ выражает привязанность, верность, дружбу, милосердие, любовь, и все аналогическия чувства, которыя представляют суть жизни; тройственность чашек усугубляют эти символы.

Форма японскаго брака напоминает собою католическое причащение; и в самом деле, не есть ли брак соединение двух семей в одну? Церемония происходит у жениха, в зале украшенном для этого случая разрисованными ширмами, представляющими различныя сцены благоденствия и счастья (кокемонос) и этажеркою, где вместе с цветами расставлены елка, аист и черепаха из бронзы—эмблемы вечной любви, верности и долговечности.

 


На другой день брака, молодая женщина окрашивает свои зубы в черный цвет и подводит брови и ресницы; ея взгляд приобретает от этого особую насмешливую живость и грусть.
Через несколько дней молодые делают свадебные визиты, начиная от посещения своих родных; обе стороны обмениваются подарками. В иных провинциях эти визиты заменяются присылкою нескольких зерен краснаго рису.
Потом жизнь входить в спою обычную колею.


***

Жизнь японской женщины, в сущности отличается мало от существования ея европейской сестры, но она имеет более важныя обязанности хозяйки дома, и больше веселья и живости; это есть исключительность характера сынов солнца. Хозяйство, ведение дома, визиты, приемы, морския купанья летом, театры, артистические и литературные вечера зимой, вся та же светская жизнь и в Японии, как и во Франции или в Англии.

 


Нельзя обойти молчанием одну особенность японской жизни: это содержание нескольких любовниц под супружескою кровлею. Закон признает только одну законную жену, но он допускает для Микадо 12 наложниц, для феодальных владельцев 8, для воинов три и т. д. смотря по положению и состоянию. Эти женщины не имеют силы и власти законных жен, но их дети имеют почти те же права, что и законныя дети; по отношению к жене, это как бы младшия серсты, оне ее слушаются, но не подчиняются ей и редко ревность нарушает гармонию этих мирных семей. В действительности, жена остается всегда верной спутницей и другом своего мужа.

Не редко можно видеть, что богатый и знатный японец дарит одну из своих наложниц, как какую-нибудь драгоценную вещь, слуге, желая особенно вознаградить его. Никогда ничего подобнаго не бывает с женой.
Самый счастливый период жизни японской это старость.

 


Когда ея дети окончат и воспитание и старший сын женился, она слагает с себя все заботы о доме на свою невестку. Привыкши всю жизнь заботиться обо всем, она иногда занимается, конечно, всеми мелочам, из которых слагается существование в Японии. Но будучи вполне независимой, уважаемой и любимой всеми, старающимися угодить ей, она не боится приближения своих последних дней и она тихо угасает, окруженная общим  вниманием, спокойная перед лицом смерти, как после жизни, вполне посвященной любви и долгу.

 

 

Источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх