Древняя святыня Франции, на которой ее короли давали присягу, написана буквицей и глаголицей


На чем Французские короли давали присягу?

Ответ на этот вопрос удивителен - присяга давалась на Реймсской библии (Texte du sacre), которая была написана двумя видами славянской письменности - буквицей и глаголицей, и до сих пор считается во Франции святыней.

А что это за библия и чем она знаменита?

Историк М.Погодин пишет, что «Карл Лотарингский, пользовавшийся особым уважением и доверенностью короля Франции Генриха II, в 1547 г. был послан им по делам Церкви в Рим, к папе Павлу III. Можно предположить, что именно в это путешествие он достал эту рукопись.

Достоверно только то, что она появилась во Франции при кардинале Лотарингском, т.е. между 1545 и 1574 годами». Карл, как архиепископ Реймсский, пожертвовал его в дар своему собору накануне праздника Пасхи в 1574 г. Для рукописи был изготовлен дорогой переплет с вложениями святых мощей и драгоценными украшениями. Здесь Евангелие хранилось в качестве таинственной восточной рукописи, на которой короли Франции стали приносить присягу. Сам кардинал Карл Лотарингский носил эту рукопись во время торжественных процессий на груди как великую святыню.

Французские короли, приносившие на нем присягу с 1552 г., были следующие: в 1559 г. – Франциск II; в 1561 г. – Карл IX, сын Екатерины Медичи; в 1575 г. – брат его Генрих III; в 1589 г. – Генрих IV (первый из Бурбонов) почему-то уклонился от этой традиции; в 1610 г. – Людовик XIII; в 1654 г. – Людовик XIV, впоследствии также Людовики XV и XVI. Традицию прервала Французская революция.

В 1717 г. император Петр I прибыл по государственным делам во Францию. Разъезжая по разным городам этой страны, он 27 июня посетил старинный город Реймс, традиционное место коронации французских королей. В Реймсском кафедральном соборе католические священники, проявляя особое внимание к высокому гостю, показали ему свою реликвию – старинную странную книгу, написанную таинственными, никому не понятными знаками.

Петр взял в руки книгу и, к удивлению присутствовавших, начал свободно читать вслух потрясенным клирикам первую часть рукописи. Император объяснил, что это церковно-славянский текст. Что же касается второй части, то ни царственный гость, ни его приближенные не могли прочесть ее. Французы были поражены происшедшим, а эту историю записали как одно из замечательнейших событий при посещении Петром I Франции.


Спустя всего лишь несколько лет, 18 июня 1726 г., посланник царя Петра I, проезжая через Реймс на Аахенские воды, осматривал вместе со своим секретарем ризницу Реймсского собора. Им также показали знаменитое Евангелие, которое они не только читали очень легко, но даже перевели, по желанию одного реймского каноника, первую страницу. Вторую часть посланник царя не смог прочесть. Он сказал, что эта книга содержит Евангельские чтения по-славянски, но очень древнего письма. Только в 1789 г. английский путешественник Форд-Гилль, увидев в Венской библиотеке одну глаголическую книгу, понял, что вторая часть Реймсского Евангелия написана глаголицей.

Дальнейшая история Реймсского Евангелия такова: во время Великой французской революции в 1793 г. по повелению первого консула Франции Наполеона Бонапарта все рукописи, в том числе и Реймсское Евангелие, были перенесены в муниципальную библиотеку города Реймса. Здесь его сохраняли в полном порядке, лишив только всех украшений, драгоценностей и святых мощей. С 1799 г. в России эта рукопись считалась безвозвратно потерянной, до тех пор, пока русский ученый А.И.Тургенев в 1835 г., осматривая заграничные архивы, не обнаружил ее местонахождение.


Сейчас эта реликвия по-прежнему хранится в Реймсской городской библиотеке. «Она написана на пергаменте и состоит из 47 листков, из которых 45 написаны с двух сторон, а остальные две пусты. Она переплетена в две доски дубового дерева и обтянута темно-красным сафьяном. Украшения относят к роду византийского искусства IX или X века. Рукопись довольно часто разукрашена украшениями. Встречаются цветы, листья, человеческие образы».

Первая часть рукописи есть ни что иное, как отрывок Болгарского Евангелия, написанный полууставом и состоит она из 16 листков. Начало рукописи утрачено.



Вторая часть, состоящая из 29 листков, написана глаголицей и вбирает в себя воскресные чтения из Нового Завета (от Цветной недели до Благовещения) по обряду Римско-Католической Церкви. В глаголическую часть писец-чех внес чехизмы, так что она принадлежит к хорватско-чешскому изводу. На тексте глаголицы имеется надпись по-французски: «Лето Господне 1395. Это Евангелие и послание написаны славянским языком. Они должны петься в продолжение года, когда совершается архиерейская служба. Что же касается другой части этой книги, то она соответствует русскому обряду. Она написана собственной рукой св. Прокопа, игумена, и этот русский текст был подарен покойным Карлом IV, императором Римской империи, для увековечения св. Иеронима и св. Прокопа. Боже, дай им вечный покой. Аминь».

Во Франции эта рукопись известна под именем le Texte du Sacre (священный текст) и до сих пор считается народной святыней.

 

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх