Я так вижу

68 283 подписчика

Свежие комментарии

  • Oksana Iskrenko
    Мне так жаль сегодняшних детей, это ужасно, все время на привязи с родителями. У нас было чудесное самостоятельное де...От первого лица: ...
  • Ринат Каримов
    Почему вы думаете, что я этого не понимаю? Очень даже понимаюШкола диверсантов...
  • Сергей Шевцов
    Ринат, надо понимать, что лысый кукурузник был агентом влияния в стране: все его деяния были направлены на уничтожени...Школа диверсантов...

Герой-партизан Исаченко: «Окончится буря — встретимся»

Герой-партизан Исаченко:  «Окончится буря — встретимся»

Герой Советского Союза Александр Лаврентьевич Исаченко

 

Почти в каждый праздничный и выходной день примерно в одно и то же время на речном вокзале в Гомеле можно увидеть двух пожилых людей — мужчину и женщину. Они стоят на берегу, когда причаливает пароход «Александр Исаченко». Как и те, что пришли встретить родных или знакомых, они не сводят глаз с парохода. Но они никого не встречают. Они ждут пароход.

Это Лаврентий Афанасьевич и Агафья Григорьевна Исаченки. Уже больше двадцати лет как не стало их Саши. Его имя носит пароход. В Гомельском парке есть кинотеатр имени Исаченко. В деревне Ховхла Будо–Кошелевского района — школа имени Исаченко. А сына нет…

Через некоторое время, когда пароход отплывает от вокзала, Лаврентий Афанасьевич и Агафья Григорьевна помашут ему на прощание платками: счастливого плавания! И, как будто повидавшись с сыном, возвращаются домой…

✰✰✰

 

…Леса приютили партизан в своих чащобах.

За Ново–Белицей невдалеке от деревни Севруки в густом ольховнике разместился отряд «Большевик». В нем насчитывалось около ста человек. Партизаны были вооружены винтовками. Имелись у них и пулеметы, но недостаточно. Александр Исаченко предложил организовать охоту за минами на поля под Гомелем.

И первый возвратился с двумя минами.

Мины сослужили добрую службу. На рассвете на Черниговском шоссе прогремели два взрыва. На минах Александра Исаченко и Филарета Кечко подорвались пять автомашин, уничтожено пятнадцать гитлеровцев.

— Вот так бы каждую ночь! — радовался Исаченко.

Приближалась осень. В отряд прибыло еще несколько коммунистов.

С наступлением холодов надо было думать о зимовке.

Командир приказал переправиться через Добрушский и Светиловский районы в Чечерский. Там большие леса.

В разведку пошли двумя группами: через Ветку и Добруш. Группу из пяти человек, в которой был Исаченко, возглавлял командир отряда Федосеенко.

Разведка прошла удачно. Через некоторое время обе группы возвратились в отряд.

Когда наступила зима и замерзли реки, отряд, разделившись на две группы, двинулся в поход. Нужно было пройти более двухсот километров. Пробирались от деревни к деревне только ночами. Днем отсиживались на сеновалах или на потолках хозяйственных построек. Питались в основном картошкой. Иногда ее приходилось по пять штук на человека в сутки. Изголодавшиеся, утомленные двигались дальше. Александр Исаченко был проводником группы. Когда партизаны отдыхали, ему приходилось идти в разведку.

До Светиловского района дошли благополучно. Но здесь случилась беда. На рассвете группа прибыла в одну из деревень. Командир дал приказ разместиться. Федосеенко, Исаченко, Климович, Шавдия, Отембах и Лисовский остановились в крайнем дворе. Как всегда, осторожно пробрались на чердак дома; казалось, что никто не заметил, даже хозяин. Но, очевидно, было не так, потому что в полдень двор окружил фашистский карательный отряд.

— Сдавайс, партизан! — кричали каратели.

Но партизаны не думали сдаваться.

Фашисты подожгли дом. Уже пылала крыша. Александр, услышав приказ командира: «Прорываться с боем!» — первым бросился на врага. За ним в пламя кинулись остальные.

Каратели не ожидали этого. Завязался бой. Последнего гитлеровца подбил Александр.

У партизан тоже были потери: погиб Климович, Лисовский был ранен. Федосеенко отделался легкой царапиной.

Вторая группа, которую вел Барыкин, тоже попала в засаду и потеряла трех человек.

На новом месте, в Чечерском районе, партизанский отряд заявил о себе во весь голос. Александр Исаченко провел в деревнях Несимковичи и Рудня собрания. Он рассказал населению о положении на фронте, о том, что фашисты врут, будто они заняли Москву, и призвал советских людей помогать партизанам. Прошли такие собрания и в других селах.

В течение зимы на значительной части территории Чечерского района была восстановлена Советская власть.

Немецкая комендатура в Гомеле, напуганная делами партизан, сообщила начальству, что в Чечерском районе действует несколько тысяч хорошо вооруженных партизан…

По шоссейным и железным дорогам на восток продолжали двигаться машины и поезда с солдатами и оружием. Нужно было затормозить это движение, остановить.

— Мины, мины нужны! — все чаще говорил разведчик Исаченко.

Но мин не было.

— Попробуем добывать взрывчатку сами, — заявил однажды подрывникам Александр.

В мае отряд «Большевик» возвратился на свою старую стоянку, к Ново–Белице, а оттуда двинулся на встречу с Лоевским партизанским отрядом.

Вместе стало легче. Б отряде появился тол — и увеличилось число взорванных поездов, посланных фашистами на восток.

Боевые друзья Александра Исаченко вспоминают одну из операций. С тяжелыми ранцами за плечами четверо партизан шли к железной дороге на участке Гомель — Жлобин. Шли семь ночей. Наконец впереди зачернела железнодорожная насыпь. Вожак, так звали Александра, осторожно пополз на разведку. Кругом было тихо. Он махнул товарищам шапкой, и они двинулись за ним.

За несколько шагов до насыпи была заросшая высокой травой воронка от бомбы. Залегли в ней. Отсюда хорошо просматривался участок дороги примерно на полкилометра.

Из?под Жлобина доносился перестук колес поезда. И вдруг на холме послышалась ругань на немецком языке.

— Патрули, — предупредил Саша.

Несколько солдат гуськом прошли по шпалам навстречу поезду. Дела плохи. Кто знает, может быть, вслед за первой группой патрулей идет вторая. Фашисты уже научены: караулят каждый километр пути.

Александр приказал Котченко и Миленину осмотреть дорогу с холма, а сам с Тамарой Бляскиной начал минирование. Александр вырыл воронку, заложил мину и шнур к ней, тщательно замаскировал место. Тамара попросила поручить произвести взрыв ей. Тревожно стучало девичье сердце, когда она держала в руках шнур.

Наконец со стороны полустанка на рельсах появился свет. Тамара вздрогнула.

— Спокойно, — предупредил Александр.

Свет медленно приближался; это шел с фонарем путевой обходчик.

Земля между тем дрожала все сильнее: со стороны полустанка вслед за обходчиком медленно, как бы ощупывая каждый рельс, двигался поезд. «Чах, чах, чах…» — слышалось его неторопливое дыхание.

Четверо партизан сидели, не смея пошевелиться. Кто раньше — обходчик или эшелон?! До заминированного места оставалось несколько шагов.

— Снять? — шепотом спросил Котченко.

— Нет. Он не успеет, — ответил Александр.

И действительно, состав догнал обходчика; тот отошел в сторону и остановился.

Вот он, долгожданный поезд. На платформах закрытые брезентом танки, орудия, а в хвосте цистерны.

Александр дал знак, и Тамара дернула шнур…

Вспыхнул ослепительный свет, затем раздался такой силы взрыв, что, казалось, сама земля встала на дыбы.

Эшелон пошел под откос.

Не успели подрывники скрыться в лесу, как вслед им посыпалась пулеметная дробь. Фашисты стреляли вслепую. Партизаны ушли без потерь.

За лесом взошло солнце. Все были рады новому дню: и люди, и птицы. Но кому?то он нес радость, кому?то горе: шла война. Народная, священная…

Наступил октябрь 1942 года. В отряде «Большевик» к этому времени было более 80 подрывников. Все они прошли школу Александра Исаченко и теперь самостоятельно пускали под откос вражеские эшелоны. Действовали они спокойно, продуманно — так, как их учил Александр Исаченко.

А он задумал уже новую операцию. Но для ее осуществления требовался динамит.

И подрывники отправлялись на поиски неразорванных снарядов. Александр вывинчивал из них боеголовки, а снаряд клал в ведро с водой, ставил на костер и грел до тех пор, пока не плавился тол. Потом отливал из него динамитные шашки. Это была ответственная, опасная, но необходимая работа, требующая умения и осторожности.

6 октября 1942 года на урочище Березовая Гряда, которое находилось между Будо–Кошелевом и Салтановкой, пришли Тамара Бляскина, Павел Цынибриченко, Филарет Кечко, Шапотов и Иванов. С ними был и Александр Исаченко.

Березовая Гряда — обыкновенная возвышенность в лесу. Здесь желтели кроны белоногих березок и пламенела одинокая рябина.

Утомленные долгой дорогой, партизаны сели здесь отдохнуть. Посоветовались, как идти дальше. Взрывчатки хватало только на один эшелон. Павел Цынибриченко, Филарет Кечко и Федор Котченко пошли на железную дорогу, а Александр с остальными отправились за динамитом.

Встретиться решено было тут же, на Березовой Гряде, послезавтра утром.

Александр знал, что у деревни Заводь на опушке леса лежат вражеские снаряды. До встречи на Гряде он надеялся пустить под откос еще поезд, а потом всем вместе возвратиться в отряд.

Короткий отдых подходил к концу. Полюбовавшись кистями рябин, ребята встали. Перед отходом на задание Александр не любил прощаться. Обычно перед расставанием он рассказывал друзьям что?нибудь интересное. Не изменил этому правилу и на сей раз.

— Это было в Гечице, — начал он с милой, застенчивой улыбкой. — Я тогда оканчивал педучилище. Государственные экзамены. Габоты по уши, отдохнуть и выспаться некогда, не то что о девушках думать. Я был комсоргом училища, попробуй сдать экзамены не на «отлично»! Стыдно.

Комната, в которой я жил, была на первом этаже. Спали с открытым окном. Перед экзаменами я лег последним. Вдруг слышу, что?то зашелестело у окна. Поднял голову и вижу: на подоконнике лежит букет черемухи, и чей?то девичий голос прошептал: «Тебе, Саша». Я мгновенно вскочил, посмотрел в окно и увидел удаляющуюся девичью фигуру, услышал стук каблучков… Но кто это был, не узнал. Несколько дней присматривался ко всем знакомым и незнакомым девушкам, но ничего не узнал. Так было и перед последним экзаменом. Опять букет, только не черемухи, а сирени. И опять тот же милый шепот: «Саша, тебе». И опять стук каблучков… Прошло два года. 22 июня, когда началась война, в городе был митинг. Я стоял на трибуне. Вдруг около меня появляется девушка, подает мне букет полевых цветов и шепчет: «Саша, тебе». Я так растерялся, так был удивлен и взволнован, что не мог произнести слова. А она, быстрая, как ветерок, сбежала с трибуны и исчезла среди людей. Я только и успел увидеть русые косы и белую кофточку. Кто она, где теперь?..

— Вот окончится война, Александр, и найдет тебя твоя русокосая незнакомка. Вот увидишь, на вокзале в Гомеле встретит, и непременно с букетом цветов, — заверила Тамара Бляскина.

Александр задумался.

Между тем солнце зашло за тучи, поднялся холодный ветер, зашелестели пожелтевшими листьями березки, закачалась рябина. Начал накрапывать дождь.

Александр взглянул на часы.

— Пора.

И опустела Березовая Гряда. Александр оглянулся, словно хотел сказать на прощание: не шатайтесь, березки, не качай огненной головой, рябина. Кончится зима, и не вечно война будет сеять на земле смерть и горе. Придет радость, счастье и любовь. Тамара правду сказала…

 

Прошло два дня. Цынибриченко, Кечко и Котченко пустили под откос эшелон с гитлеровцами и снова пришли в Березовую Гряду. Но Тамары, Шапотова, Иванова и Александра Исаченко не было. Прошло еще двое суток…

На третьи, когда рябина уронила первую гроздь, вернулись только двое: Тамара и Шапотов. Друзья поняли все по их лицам.

— Нашли снаряды, — говорила сквозь слезы Тамара, — вывинтили боеголовки, разожгли костер… Снаряды были фашистские, со вторым взрывателем. Никто этого не знал… Мы с Шапотовым стояли в карауле… Саша в тот момент делал форму для отливки, а Иванов подбрасывал в костер дрова…

✰✰✰

Партизаны сняли шапки. Жалобно шумел осенний лес…

В освобожденном Гомеле шел митинг, посвященный памяти тех, кто отдал свою жизнь в борьбе с фашизмом. На трибуне Нина Новикова, секретарь горкома комсомола.

— Земля, на которую мы возвратились победителями, — говорит Нина, — освобождена благодаря мужеству и героизму наших людей. Скольких жизней стоила наша свобода! Сколько героев мечтало дожить до этого дня! В сорок первом, уходя в партизаны, Саша Исаченко сказал: «Окончится буря — встретимся». И вот мы встретились. И хотя Саши нет с нами, он живет в наших сердцах.

Мы всегда будем помнить его, как настоящего товарища, комсомольского вожака, отважного подрывника, бесстрашного разведчика, Героя Советского Союза.

✰✰✰

Группа подрывников во главе с Исаченко подорвала 58 вражеских эшелонов, уничтожила 87 автомашин, танков и бронемашин. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 января 1944 г. за образцовое выполнение заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство А.Л. Исаченко было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Герой-партизан Исаченко:  «Окончится буря — встретимся»

 

Источник

 

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх