Как начальник отдела пропаганды Колчака стал лауреатом Сталинской премии

Картинки по запросу "Василий Григорьевич Ян"

Имя Василия Григорьевича Яна хорошо знакомо любителям исторических романов. Самое, пожалуй, известное его произведение — трилогия "Нашествие монголов" (романы "Чингисхан", "Батый" и "К последнему морю"). В 1942 году писатель стал лауреатом Сталинской премии первой степени. Якобы сам Сталин, узнав, сколько Василию Яну лет (63 года), распорядился о присуждении премии со словами "другие еще успеют".

 

Как будущий писатель стал начальником отдела пропаганды у белых

Так ли это было на самом деле, неизвестно.

Но зато неоспорим тот факт, что в годы Гражданской войны Василий Григорьевич Янчевецкий (настоящая фамилия писателя) возглавлял газету "Вперед", которую печатали в Омске. В тот момент там располагалось Российское правительство. Или "Колчаковское", как именовала его советская пропаганда.

В Омске Василий Григорьевич был на хорошем счету. 22 февраля 1919 года он получил должность "исправляющего (именно так) обязанности осведомительного отдела канцелярии". То есть возглавил бюро пропаганды. В окружении Верховного правителя России оценили стиль издаваемой Янчевецким газеты, тексты в которой был доступны каждому, кто "грамоте разумеет".

Впрочем, карьера пропагандиста продлилась недолго. После разгрома армий Колчака Василий Янчевецкий принял решение остаться в России. По его мнению, надо было оставаться со своим народом, а раз народ поддерживает Советскую власть, столо быть и надо это принять и остаться на родине.

Картинки по запросу "Василий Григорьевич Ян"

После Гражданской войны

После этого Василий Григорьевич некоторое время работал учителем в селе Уюк в Урянхайском крае, вместо которого вскоре была образована Тувинская народная республика. Однако здесь Василия Григорьевича и арестовали в 1921 году. Поводом стал донос, в котором сообщалось о его белогвардейском прошлом. Спасло Василия Янчевецкого вмешательство одного из создателей Тувинской республики Иннокентия Сафьянова.

 

Некоторое время после освобождения Василий Григорьевич жил с семьей в Минусинске у родственников. Тогда же он подал прошение о репатриации в Эстонию — в молодости Василий Григорьевич некоторое время жил в Ревеле (Таллине). По условиям Тартуского мирного договора между Советской Россией и Эстонией Янчевецкий имел право продать прошение. Но сроки для этого были ограничены и он попросту опоздал.

После этого Василий Янович некоторое время работал журналистом в Сибири, потом перебрался в Москве, затем трудился в Госплане в Узбекистане, а с 1928 года окончательно осел в столице.

Картинки по запросу "Василий Григорьевич Ян"

 

Как Василий Янчевецкий стал Василием Яном

Именно в это время он окончательно решил посвятить себя литературе и взял псевдоним Василий Ян. Правда, путь на этом поприще отнюдь не был для него триумфальным. Василий Григорьевич постоянно нуждался в деньгах и вынужден был перебиваться случайными заработками.

В 1937 году Василий Григорьевич закончил работу над первым романом из трилогии о завоеваниях монголов. Но издать его удалось только спустя два года — до этого книгу несколько раз отвергали в издательствах и журналах.

Самого писателя после ареста в 1921 году не преследовали, хотя "компетентным органам", безусловно, было известно о том, какие должности он занимал в Омске во время Гражданской войны. Но под ударом оказались близкие ему люди. В 1937 году был арестован его брат Дмитрий, который позднее скончался в тюремной больнице (о его смерти писатель узнал только в 1943 году). Уже после войны, в 1949 году за "антисоветскую пропаганду" был арестован сын писателя Михаил, который был приговорен к восьми годам заключения.

Василий Григорьевич приложил много усилий, чтобы добиться освобождения сына. Михаила досрочно освободили в 1954 году и ему удалось повидаться с отцом незадолго до его смерти. Скончался Василий Григорьевич в августе 1954 года в подмосковном Звенигороде. Заключительный роман из трилогии "Нашествие монголов" — "К последнему морю" — был издан в 1955 году.

 

Источник

Самая секретная секретность. СССР. 1990 год

Судя по  рассказу, во времена СССР  автор   служил  командиром  БГК – большого гидрографического катера.

Однажды, ещё в советском 1990-м году, этому катеру  БГК  приказали обеспечить проводку подводной лодки после её ремонта на заводе в Комсомольске-на-Амуре. То есть, надо было помочь вывести эту лодку по реке Амур в Татарский пролив. Это тот пролив, который между Сахалином и материком.
Отыскать исторически достоверные фотографии той операции мне не удалось по причине их сверхсекретности, поэтому покажу вам свежие, современные кадры, чтобы вы понимали, о чем идет речь.

 

 

У той проводки была одна особенность – подводную лодку буксиры тащили прямо в ремонтном доке. Скорее всего, из-за особенностей гидрографии реки Амур. Операция проходила в режиме строжайшей секретности и при полном охранном сопровождении. Субмарину в доке накрыли маскировочной сеткой. Родным, близким, соседям, женам и тем более любовницам нельзя было ничего рассказывать. В радиоэфире тоже царила максимальная секретность. Даже если бы вражьи уши и подслушали переговоры, то всё равно ничего бы не поняли – кто такая «Пустельга»? и почему она вдург запрашивает, где проходит «Свадьба»?

Кстати, флотские секретчики всегда обладали не только буйной фантазией, но еще и своеобразным чувством юмора. Я помню из своей практики примеры радиопозывных, услышав которые в смешных судорогах лежали все. Даже подслушивающие нас иноземные супостаты. А как можно было не смеяться, если слышишь в эфире: «Слива! Слива! Слива ответь! Я – Паштет!»…. Почему слива? Почему паштет? Короче, это загадка для Пентагона. Пусть там мучаются.

 

 


Так вот, тащили, значит по Амуру некую «Свадьбу». Впереди шел гидрограф с позывным «Пустельга», промерял глубины, следил за ветром и вез на своем борту высокое начальство – нескольких офицеров и человек десять штатских мореманов, причастных к военному флоту. Прошли славный городок Николаевск-на-Амуре. На его берег высыпали толпы людей: мужики, женщины с детьми, старики и старушки. Еще бы – такое событие в городе – по Амуру тащат секретный объект! Все глазели, но совершенно секретно! Одним глазком! Потому как это строжайшая тайна!

На самом выходе Амура в Татарский пролив на остром полуострове раскинулось село Нижнее Пронге. А там, в лабазе леспромхоза продавали «Приму» без талонов!

Вот написал эту фразу, и вдруг понял, что для молодого поколения она может являться полной загадкой. Ну, леспромхоз и лабаз – еще ничего, можно понять, а вот что такое «Прима» и почему она продавалась без каких-то талонов – это требует пояснения.

«Прима» - это популярные в Советском Союзе дешевые сигареты (как сейчас помню по 14 копеек), недорогие, но с неплохим табаком. В конце 80-х годов в Союзе в магазинах пропало всё курево, а то, что выбрасывалось на прилавки – то продавалось по талонам. С ограниченным количеством пачек в одни руки. Вот поэтому, как только важные пассажиры гидрографа узнали, что в селе Пронге можно разжиться «Примой»  БЕЗ талонов, то стали уговаривать командира оторваться от «Свадьбы» и быстренько смотаться в магазин. Командир  и сам понимал, что в талонное время пройти мимо,  – это большой грех...и глупость.

Вдруг там ещё какой-нибудь дефицит есть?

В обстановке строжайшей секретности причалили к берегу. Местным жителям на их вопросы ответили, что ловят рыбу. (Ага, офицеры в парадных мундирах, и штатские в костюмах и галстуках - они всегда так одеваются на рыбалку). Подошли к лабазу, а на его двери объявление аршинными буквами:

«Всем владельцам маломерных судов: такого-то числа в море не выходить! Будет происходить проводка атомной подводной лодки такого-то проекта».

И подпись – «Сельсовет».

Источник

Советские свадьбы: лица наших предков просто светятся благостью

Конечно, они все были разные. Но, с другой стороны, они все были очень похожи, и часто проходили как под копирку.  

 

 

Советские свадьбы условно можно было поделить на:

1. Комсомольские. Ударные стройки, новые города, БАМ. О таких свадьбах любили писать в советских журналах.

2. Деревенские. С массой всякого рода традиций и условностей, выкупами, ряженными, вывешиванием наутро грязной простыни…

3. Городские бедные

4. Городские “мещанские”

5. Городские “продвинутые”

Часто, свадьбы были эклектичны, происходило смешение стилей и нравов, что порой приводило к мордобою:

"...Потом у них была уха и заливные потроха,

Потом поймали жениха и долго били.

Потом пошли плясать в избе, потом дрались не по злобе

И все хорошее в себе доистребили..."  (Высоцкий)

 

2. Образцово-показательные свадьбы и сегодня многих прошибают на слезу умиления.

3.

4.

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

39.

40.

41.

42.

43.

44.

45.

46.

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

Спасибо

Картина дня

))}
Loading...
наверх